Обновите браузер
Чтобы сайт работал корректно, обновите ваш браузер Unknown
IN ENGLISH
CfDJ8HJyMSOWarhLkJBDZs2NT-GZ-0SOxhHY8BJODz-_LQQrHoXSTwV82lgqwEI-wSKji0RqFZxtGRwCRozgdKfigcy7hckcBGftGuWeYCtcq3TSwl54KPPw1GGud5XTwxpkXJZSS_F71NwLLfjiIQnCTcI
Название компании, адрес, телефон, сайт, домен, ФИО руководителя, совладельца, доверительного управляющего, ИНН, ОГРН, ОКПО, БИК
Описание поисковой системы
энциклопедия поиска

АЛЕКСАНДР ДЕМЕНКОВ, заместитель руководителя проекта СПАРК, Группа Интерфакс

 

Российский бизнес под давлением обстоятельств избавляется от иностранных корней. Число компаний с зарубежными совладельцами, по данным системы «СПАРК-Интерфакс», снизилось с 2015 г. на 74% - с 103,6 тыс. до 26,7 тыс. Эта тенденция затронула инвесторов из всех основных групп стран. С одной стороны, владельцев из Панамы, Виргинских островов; тот же популярный Кипр уменьшил присутствие с 22 тыс. компаний до 6 тыс., или на 73%. С другой стороны, немногим меньше оказалось снижение присутствия по развитым странам – США, Финляндии.

 

Распределение иностранных совладельцев компаний РФ по основным юрисдикциям

Источник: «СПАРК-Интерфакс»

 

В нашем анализе речь пойдет о владельцах - юридических лицах. Как раз через такие корпоративные цепочки, как правило, обеспечивается построение крупных холдингов, переток инвестиций и технологий.

В России есть при этом много структур, созданных с участием иностранцев-физических лиц. Но это в основном мелкий бизнес, в котором тенденции более разнонаправленные.

В большом же российском бизнесе отказ от иностранных «родственных» связей начался примерно 10 лет назад и приобрел устойчивый характер.

До этого, в 90-х годах иностранные связи (в виде, например, офшорной компании, принадлежащей российскому гражданину) были преимуществом: позволяли защищаться от рейдеров и «не светить» настоящих владельцев, получать доступ к международному рынку капиталов, экономить на налогах и выводить за границу дивиденды. Привлечение иностранных партнеров в существующие российских бизнесы также часто происходило через создание СП в юрисдикциях, комфортных для западного бизнеса.

С конца 90-х на многообещающий российский рынок активно пошли «настоящие» иностранные корпорации. Они активно создавали, чтобы работать на отечественном рынке, «дочки» и СП.

Нынешний процесс, связанный с обрубанием иностранных связей, тоже распался на два тренда.

Первый тренд, который активно начался еще в 2014 г. и достиг пика в 2016-2017 гг., связан с тем, что у нас расширительно называют «деофшоризацией».

Российские холдинги начали проводить «перегруппировку» активов и возвращать их на родину. К этому корпорации подталкивало ужесточение российского анти-офшорного законодательства, в частности, необходимость отчитываться о контролируемых иностранных компаниях, ограничения на работу в ряде отраслей внутри России. Например, доля иностранных акционеров в уставном капитале российских СМИ была ограничена 20%.

Кроме того, работать на отечественном рынке под видом иностранных лиц стало неудобно: «отечественные» производители внутри страны получали преимущества и льготы. Немаловажным фактором было и снижение привлекательности иностранных юрисдикций - и с точки зрения налогов, и с точки зрения отношения к российскому капиталу местных регуляторов и банков.

Те из компаний, кто не успел или не захотел вовремя избавиться от иностранного следа, в 2022 г столкнулись с огромными сложностями.

Внутри России у компаний с «двойным гражданством» возникли проблемы с соблюдением санкций: юридически они обязаны следовать всем западным ограничительным мерам (что на практике стало почти невозможным). Иностранные банки в свою очередь стали массово закрывать счета организациям, связанным с Россией. Возникли проблемы с получением на Западе корпоративных, консалтинговых, аудиторских услуг.

Второй долговременный тренд – это уход из России «настоящих» иностранных инвесторов. Сначала он носил точечный характер. Например, из-за изменений законодательства вынуждено были закрыть «дочку» в России рейтинговое агентство Moody’s. Посчитали невыгодным работать в России Ford и General Motors. В целом резко упал объем прямых иностранных инвестиций, что отразилось на числе новых СП и иностранных «дочек».

 

Снижение числа компаний с иностранными совладельцами, тыс.

Источник: «СПАРК-Интерфакс»

 

По-настоящему массовым исход иностранцев стал после февраля 2022 года.

По данным Школы менеджмента Йельского университета, которая ведет мониторинг деятельности иностранного бизнеса в России после 24 февраля, полностью ушли из страны по состоянию на конец сентября 317 глобальных компаний. Часть компаний захотели тем самым снизить репутационные риски, часть - потеряли возможность работать на российском рынке из-за санкций.

Добровольно уходя из России, зарубежные собственники продают бизнес местному менеджменту или новым сторонним владельцам – с большим дисконтом или вообще по символической цене. Потери зарубежных корпораций – например, в случае Renault или McDonald’s – исчисляются миллиардами.

В то же время, если судить исключительно по цифрам из СПАРКа, пока темп сокращения количества компаний с иностранными совладельцами увеличился лишь незначительно – до 22% с 21% в 2021 г.

Однако следует иметь в виду, что между объявлением о сворачивании бизнеса и формальным закрытием юридического лица с иностранным участием проходит минимум несколько месяцев. Видимо, в полной мере оценить последствия исхода инвесторов из России можно будет только в будущем году.

Характерно в этой связи, что санкционная волна 2014-2015 гг. отразилась на ускорении темпов снижения компаний с иностранным участием с лагом в год-два.

Если сравнивать снижение числа совладельцев из «офшоров» (в этот список мы условно включаем все островные юрисдикции) и из развитых стран («Запад»), то тенденции оказываются очень похожими. В страны «Запада» в данном случае попали ЕС, США, Канада, Великобритания, Швейцария, Япония, Австралия.

 

Динамика числа компаний из иностранных юрисдикций, имеющих активы в России, в 2015-2022 гг. (2015 г. = 100%)

Источник: «СПАРК-Интерфакс»

 

Россию за последние годы покинули свыше 70% компаний-совладельцев из стран Западной Европы, США, Канады, Австралии, Японии. В частности, число компаний с корнями в Германии упало с 2015 г. на 68% - с 5674 до 1825.

Еще же смотреть на снижение в процентах, то наибольшее сокращение произошло среди иностранных совладельцев из низконалоговых юрисдикций. Например, в части компаний Панамы и Британских Виргинских островов оно составило 85%, Кипра -  практически в 4 раза.

Видимо, исход подтолкнули возросшее международное давление на бывшие офшоры и изменение законодательства в этих странах, вступление Республики Кипр в еврозону с соответствующим ужесточением регулирования.

В последний год Кипр и низконалоговые юрисдикции (бывшие «офшоры») дали 55% исхода иностранных владельцев.

 

Сокращение числа российских компаний с иностранными совладельцами

Источник: «СПАРК-Интерфакс»

 

Отдельную группу составляют компании с совладельцами из стран СНГ. Их доля в общем числе компаний составляет лишь 5%, при этом с 2015 г. снижение по этой категории составило в среднем 85%. 

После нескольких лет затишья процесс выхода компаний СНГ заметно ускорился в 2021-2022 гг., когда их число упало более чем вдвое. Около 30% «ушедших» компаний пришлось на Украину, 23% - на Белоруссию, 18% - на Казахстан.

В то же время, как показал анализ, для компаний этих стран (за исключением Киргизии и Армении) характерна тенденция перерегистрации совладельца – юридического лица на физическое, которое впоследствии получает гражданство РФ.

Увидим ли мы теперь, когда экономика России переориентируется на Восток, активный приход в Россию компаний из Азии?

До сих пор компании из этих стран не были так уж активны в создании предприятий в России, а по темпам бегства они, увы, даже опередили развитые страны.

Так, снижение участия компаний из Китая составило с 2015 г. 79% (с 3401 до 693), Индии – 87% (со 339 до 43), Турции – 81% (с 1720 до 319).

Как показывает анализ, нынешнее резкое сокращение международных акционерных связей российского бизнеса не означает столь же радикального разрыва его отношений с международным рынком. Эти связи сейчас переходят в другую форму – агентских отношений, обычного экспорта-импорта, а в ряде случаев присутствие в России иностранного совладельца приобретает завуалированный или отложенный характер.