Обновите браузер
Чтобы сайт работал корректно, обновите ваш браузер Unknown
IN ENGLISH
5cinHkxbY-FrYJYpUYvCn9wps4HHa5CQFR1sjXhzwo_HISh_0BGOwmhgAadNin3hEVHh_P2Oj7Ryw8R86Nch1TKFXe01:E11Q_pO-vXaQRGaRbEOchLrzB1I9u_CGCcT8SAQxTxUeBMAY8W4aj4meqY8JBypm3zU6eeLTypFYCXclsAObdLPmPck1
Название компании, адрес, телефон, сайт, домен, ФИО руководителя, совладельца, доверительного управляющего, ИНН, ОГРН, ОКПО, БИК

ИЛЬЯ МУНЕРМАН, директор Исследовательского центра «Интерфакс-ЛАБ»

АНДРЕЙ ЗАХАРОВ, директор по развитию проекта «СПАРК-Интерфакс»

 

У многих компаний 2020 год сложился примерно так же, как первый рейс «Титаника»: то, что начиналось как захватывающее путешествие, неожиданно превратилось в борьбу за выживание. Больше всего в таких ситуациях не хватает информации: кто выжил, а кто нет? откуда может прийти помощь и когда? Выиграли те, кто получал ответы первыми.

9 из 10 компаний, как показывают опросы на наших конференциях, говорят, что они столкнулись в 2020 году с новыми рисками и усилением старых. Чаще всего риски называют такие:

  • Кибербезопасность.

Ускоренная цифровая трансформация потребовала изменения многих бизнес-процессов. Например, перевода продаж на «чужие» платформы (что повышает уязвимость бизнеса). Сотрудники работают из дома (и над ними меньше контроля). Сложнее стало проводить служебные расследования; в условиях роста онлайн-торговли, увеличившихся страхов людей по поводу КОВИДа активизировались кибермошенники. Например, почти удвоилось количество краж с банковских счетов.

  • Нарушение цепочек поставок и необходимость поиска новых контрагентов.

Произошло нарушение налаженных каналов импорта (сначала из Китая, потом из европейских стран), срочно потребовались медицинские маски и антисептик, плексигласовые экраны и т. д. Стали востребованы быстрые, эффективные проверки контрагентов, чтобы анализировать существующие и новые цепочки поставок, выявлять актуальные риски.

  • Ужесточается, несмотря на разовые послабления, регулирование бизнеса.

С 2022 г. повышаются налоги, постоянно усиливается налоговое администрирование. Кроме того, пришлось отправлять сотрудников на удаленку и оперативно сообщать властям (по крайней мере, в Москве) данные о сотрудниках, вплоть до номеров их транспортных карт, выполнять невиданные прежде карантинные требования.

  • Компании сокращают расходы.

У многих организаций стало меньше ресурсов, происходит оптимизация затрат на внутренние процедуры, на внешние информационные сервисы. Урезание доходов влияет на лояльность сотрудников.

  • Расширение санкций.

Неожиданно для этого появились новые поводы (отравление Алексея Навального, выборы в США). Для российской экономики это означает растущие трансакционные издержки. В частности, приходится больше времени тратить на то, чтобы убеждать иностранных партнеров, что – как российская компания – вы не создаете рисков. У некоторых предприятий есть риск (как это случилось с Горьковским автозаводом) просто не получить запчасти для важного промышленного оборудования; заплатить больше за товары и услуги.

  • Рост неплатежей и кредитных рисков.

Неплатежи – традиционный спутник кризисов в России, и в 2020 год не стал исключением.

 

Ранжируем источники данных

Риски по итогам нынешнего кризиса выглядят как во многом новые. Но, несмотря на новизну некоторых изменений, в целом они лишь подтвердили важность данных и сервисов, к которым последовательно шел все последние годы «СПАРК-Интерфакс».

Мы стремились собрать и обработать самые оперативные сигналы о состоянии бизнеса: данные онлайн-касс, платежную дисциплину, сведения об активности в Интернете – чтобы быстрее реагировать на изменения, лучше понимать взаимосвязи. На этой основе создавали в системе СПАРК более качественную прогнозную аналитику и сервисы для решения конкретных задач.

Сегодня мы уже можем судить о том, какие данные показали себя лучше всего в кризис – как инструмент для максимально оперативного отслеживания меняющихся рисков. Приводим этот перечень:

  • Показатели платежной дисциплины.
  • Данные онлайн-касс.
  • Данные кредитных историй.
  • Судебные решения, исполнительные производства, показатель исковой нагрузки (индекс системы СПАРК, показывающий потенциальную сумму обязательств, которая может возникнуть у компании).
  • Данные об активности и регистрации сайта.
  • Информация об участи в закупках и изменении структуры закупок.
  • Новости и сообщения из социальных сетей.
  • Финансовая отчетность, данные о персонале, анализ налогового бремени и производительности.
  • Данные о недвижимости, объектах интеллектуальной собственности...

Отдельно надо сказать о том, как в период пандемии «сыграли» данные о сфере деятельности компаний.

Долгие годы мы с помощью всех возможных косвенных источников (закупки, лицензии, сертификаты, отраслевые списки разрешений, обработка корпоративных сайтов) уточняли реальный профиль деятельности каждого бизнеса. В период пандемии, когда все бизнесы разделились на официально «пострадавших» и «не пострадавших», эта точность оказалась очень полезной!

 

Платить или не платить?

Сегодня СПАРК располагает сведениями о платежах 800 тыс. российских компаний и ИП. Данные о своевременности оплаты счетов контрагентами ежемесячно размещают в системе крупнейшие поставщики товаров и услуг. Затем эти сведения агрегируются с использованием единой международной методики с целью анализа уровня кредитных рисков и расчета скорингов.

И СПАРК первым узнал, что неплатежи между компании выросли в «нерабочем» апреле до рекордного с кризисного 2015 года уровня. Без просрочки оплачивалось 54,6% всех платежей, с задержкой свыше 60 дней – 26,1%. Между тем в 2019 году доля счетов, оплаченных в срок, превышала 65%, просроченных свыше 60 дней – была на уровне 6–8%.

Затем в мае на фоне смягчения карантинных ограничений расчеты с поставщиками начали восстанавливаться; тенденция продолжилась в июне-августе, когда платежная дисциплина стала приближаться к докризисному уровню, затем снова стала ухудшаться в октябре.

На примере конкретной компании можно посмотреть, как отразился весенний локдаун на ее платежной дисциплине.

 

 

Еще более оперативным показателем являются сегодня агрегированные показатели онлайн-касс.

Они охватывают в системе СПАРК розничный бизнес: всего примерно 300 тыс. ИП и компаний. Вот, например, как изменилась в последние месяцы выручка ИП, занимающегося продажей спортивных товаров в Екатеринбурге. Всего за 2 месяца средняя реализация упала примерно в 20 раз и затем очень медленно стала восстанавливаться.

 

 

Оперативным сигналом являются и кредитные истории. Правда, их невозможно запросить через СПАРК без согласия проверяемой компании. Выходом может быть запущенный не так давно бизнес-скоринг «СПАРК-ОКБ», в расчет которого включаются, в том числе, сведения из кредитных историй компаний, включая их руководителей, владельцев.

В целом доля малых и средних предприятий, пользующихся кредитами, с начала 2020 года практически удвоилась за счет государственных программ поддержки бизнеса, при этом доля просроченных кредитов, вопреки ожиданиям, снизилась. Более того, качество обслуживания долга в III квартале текущего года продолжило улучшаться, показывают оперативные данные системы СПАРК и Объединенного кредитного бюро (ОКБ).

Однако, похоже, в данном случае речь идет об отложенных рисках, связанных с мораторием на банкротство, кредитными каникулами и льготными ставками кредитования. То есть ключевым фактором увеличения кредитования бизнеса стали в 2020 году государственные программы поддержки. Однако, если программы поддержки будут свернуты до выравнивания ситуации в экономке, то уже в первом-втором кварталах 2021 года может произойти всплеск числа дефолтов малого бизнеса. Так что важно следить за скрытыми рисками, не пропустить момента, когда проблемы начнутся именно у вашего контрагента.

Аналогичный эффект «отложенных рисков» создал и мораторий на банкротство. Он распространялся в конце 2020 г. на 1,6 млн компаний.

 

Измеряем «судебные перспективы»

Вслед за неплатежами и просрочками с неизбежностью следуют, как известно, судебные иски. Как раз накануне пандемии СПАРК запустил специальную аналитическую модель, которая позволяет оценить реальные риски для компании от таких исков.

Порядок расчета используется такой:

  • проводится анализ судебных споров, в которых участвует компания, чтобы распознать отдельные факторы: «статья такая-то НК РФ», «регулярные перечисления в пользу недобросовестных контрагентов», «нарушение договора поставки» и т. д.;
  • вычисляется, какие активы или обязательства возникнут у компании в качестве суммы выигрыша или проигрыша, дисконтированной на срок судебного разбирательства;
  • оценивается вероятность исхода дела на основе аналогичных исков в том же суде с тем же предметом спора.

В качестве предикторов, помогающих спрогнозировать результат дела, используются данные о паре истец-ответчик; по каждой стороне анализируются такие факторы, как выручка, сфера деятельности, регион, возраст компании, затем оценивается вероятность победы с учетом информации об арбитражном суде и судье, о сумме исковых требований.

 

Интернет-магазин без посетителей?

Как мы уже писали, вынужденный переход бизнеса в онлайн сопровождался появлением различных мошеннических схем с использованием Интернет-сайтов. На поддельных сайтах размещают контакты подставных лиц (например, чтобы подтверждать справки 2-НДФЛ при выдаче кредита), на них продают дешевый и некачественный товар под видом дорогого...

Например, в разгар эпидемии были созданы десятки поддельных сайтов якобы от лица ЗАО «Завод синтетического спирта». На этих сайтах мошенники «продавали» очень востребованный в условиях карантинных мер спирт для изготовления антисептиков. Естественно, получив аванс, злоумышленники «испарялись».

Зачастую отличить настоящий сайт от поддельного очень сложно – его создатели искусно копируют фирменный стиль какой-нибудь известной компании, либо создают сайт с нуля, и о нем «настоящая» компания даже не подозревает.

Как правило, чтобы мимикрировать под сайт известной фирмы, на нем указываются ее реквизиты – название, адрес, ИНН.

Поэтому для снижения потенциальных рисков в системе СПАРК сайты, где по разным причинам указываются «чужие» реквизиты, размещаются в отдельной таблице:

 

 

Конечно, бывает и такое, что «настоящие» сайты компании просто регистрируются на частное лицо, например, на ее директора или главного айтишника.

Более сложный вариант обмана – это когда мошенники от имени «целевой» компании создают личный кабинет на сайте регистратора доменов и вполне официально «прицепляют» к ничего не подозревающей благонадежной компании левый домен. После этого мошеннический сайт оказывается на домене, который числится среди однозначно идентифицированных и принадлежащих благонадежной компании.

Чтобы увидеть такие опасные домены, в системе СПАРК есть несколько механизмов.

Во-первых – это индикаторы посещаемости и активности сайта, показатели доверия к нему. Ведь популярный сайт со значимой аудиторией с меньшей вероятностью будет мошенническим, так как это давно бы уже вскрылось (если обманутых уже оказалось много).

Низкая популярность, правда, характерна для недавно появившихся или очень узкоспециализированных ресурсов – туда действительно редко заходят, и это нормально.

 

 

Во-вторых – сопоставление дат. В системе СПАРК есть две важные нам даты: дата создания домена – когда первый раз такой домен был зарегистрирован; дата регистрации домена – это момент, когда домен появился именно у этой компании.

 

 

Если даты сильно отличаются, а в поле «бывшие владельцы» пустота (это говорит о том, что до «даты регистрации» домен принадлежал «частному лицу»), то это значит что сайт, размещенный на таком домене, может и не иметь отношения к компании.

 

Кому война, а кому мать родная

СПАРК уже 10 лет исследует феномен однодневности и типологию мошенничеств. Если 10 лет назад порядок – исходя из значимости – был именно такой, то пандемия выдвинула на первый план именно мошеннические схемы. Недобросовестные продавцы предлагают чудо-средства от коронавируса, социальные инженеры придумывают все новые способы выманивания денег. Например, злоумышленники зарегистрировали недавно больше 1500 клонов сайта известной медиа-компании, чтобы заманить пользователей на сайт «брокера» и выманить у них персональные данные и деньги.

Для выявления неблагонадежных компаний мы используем Индекс должной осмотрительности, в котором теперь отдельно учитываются и факторы «однодневности», и признаки мошеннических бизнесов.

На графике можно увидеть, как сегодня распределяются компании по этим сегментам. Если число однодневок упало до уровня статистической погрешности, ниже 75 тыс., то число потенциальных мошенников – стабильно.

 

 

Налоговые органы добились того, что разрыв по НДС у нас – всего 0,43% (в 2016 году этот показатель составлял 8%). Платежи НДС анализируются по всей цепочке, для каждого налогоплательщика оценивается доля вычетов, которая не покрывается ниже по цепочке, НДС соотносится с движением товаров и денежными потоками, анализируются типологии схем, выявляются их выгодоприобретатели. Наличие подозрительной компании в цепочке – риск для всей цепочки, поэтому проверка контрагентов по-прежнему столь актуальна.

Объем сомнительных операций в банковском секторе в I полугодии снизился в 1,5 раза. Резко снизилась активность по обналичиванию денег с помощью турфирм, торговых компаний и платежных агентов. Большая часть сомнительных транзакций приходится на расчеты с «физиками» – 72%, тогда как между компаниями – всего 24.

Так что «налоговые» однодневки действительно вымирают. Но неблагонадежных компаний по-прежнему немало, показывает Индекс должной осмотрительности.

Наш другой скоринг – Индекс финансового риска – в условиях пандемии тоже не потерял актуальности. Он стал в большей степени учитывать динамические факторы – сведения о платежах, активности транзакций с покупателями, судебные иски. И в меньшей степени – показатели из прошлого (например, финансовую отчетность за неактуальный уже ныне 2019 год).

Таким образом, СПАРК перестроил свои аналитические модели с учетом именно тех сигналов, которые позволяют понять сегодняшнее, актуальное состояние бизнеса. Пригодились для этого как раз те источники, о которых мы рассказали.

Некоторые из самых оперативных источников мы описали в этой статье подробно, другие, более традиционные, лишь упомянули, но они также, конечно, сохраняют свою релевантность.

В целом сегодня оперативная оценка контрагентов, заемщиков важна как никогда. В отличие от предыдущих кризисов, когда все компании были несчастливы – просто в разной степени, сегодня судьбы бизнесов могут быть различны радикально, на все 180%. Есть, например, транспортные компании, выручка которых упала за считанные недели на 90 и более процентов. А есть онлайн-магазины и цифровые платформы, которые демонстрируют невиданный доселе рост...

В этой ситуации адекватная и оперативная оценка контрагента может не просто сберечь деньги, но и открыть принципиально новые и перспективные возможности для развития бизнеса.

 

Источник: журнал "Директор по безопасности"