Обновите браузер
Чтобы сайт работал корректно, обновите ваш браузер Unknown
IN ENGLISH
CfDJ8HJyMSOWarhLkJBDZs2NT-FyxI_3WiFEDTPY4A6Ucjl9GH0MFvJbGhPcf-SrBqVL291zSyjfOLIRoanGpt8l61XB2O4n0uT0dbFZxYkjCRAWoA_1RT1KvmMOtqVtu0DpS-0lVNSutkjgypp0SOV_oBc
Название компании, адрес, телефон, сайт, домен, ФИО руководителя, совладельца, доверительного управляющего, ИНН, ОГРН, ОКПО, БИК
Описание поисковой системы
энциклопедия поиска

Эффект от завершения полугодового моратория вряд ли можно назвать неожиданным – и всё равно последствия настораживают: в первые же дни после отмены послабления число опубликованных кредиторами уведомлений о намерениях обанкротить должника превысило месячную норму. Первые итоги указывают на то, что Россию ждёт новая волна банкротств юрлиц.

 

Как мораторий повлиял на бизнес и взаимоотношения контрагентов

Первый день после отмены моратория пришёлся на воскресенье – но кредиторы не заставили себя ждать: несколько сообщений появились уже в 00:01, а всего 2 октября на портале Федресурса было опубликовано 454 уведомления о намерении инициировать дела о несостоятельности должников. По закону это нужно сделать за 15 дней до подачи заявления в суд. Прошло ещё несколько дней – и насчитывалось уже почти 2,5 тыс. уведомлений по юрлицам (для сравнения: за весь октябрь 2021 года было подано 2306 уведомлений). А кто-то успел подать и иски в суд – со 2 по 11 октября зарегистрировано 307 дел, сумма требований по которым превысила ₽5,3 млрд.

Ещё в сентябре больше четверти российских компаний пожаловались на то, что мораторий на банкротство им только навредил – в опросе, опубликованном Forbes, кредиторы сокрушались, что их лишили инструмента давления на должников. Тех, кто считал мораторий спасением, было меньше – только 15%. Юристы объясняют: действительно, для многих предпринимателей такая мера позволяет стабилизировать и перестроить бизнес-процессы, сократить издержки – по максимуму сделать всё, чтобы начать оздоровление компании и подготовиться к будущим искам. Отсрочка банкротств была особенно актуальной на фоне массового ухода зарубежных инвесторов с российского рынка (об этом чуть позже). Кроме того, сам формат предполагал переговоры с кредиторами – прежде всего, о реструктуризации.

Но главная причина недовольств кредиторов – что и следует из опроса – недобросовестные должники: вместо того чтобы идти на контакт с контрагентом, некоторые предприниматели за время моратория пытаются выводить активы, распродавать имущество, перерегистрировать свои компании на технических владельцев и всячески избегают выполнения обязательств. Власти понимали очевидные риски, но действовали несогласованно:

  • Минюст разъяснял, что мораторий распространяется только на юрлиц, на которых подали заявление о банкротстве или которые отвечают признакам несостоятельности – такого же толкования придерживались суды и приставы-исполнители.
  • Верховный суд с такой трактовкой не согласился – и подтвердил, что мораторий должен применяться вне зависимости от наличия у юрлица признаков несостоятельности. Такую точку зрения разделял и Центробанк.

 

Не прошло и двух лет

Предыдущий мораторий на банкротство правительство объявляло из-за кризиса в период пандемии COVID-19, он продлился девять месяцев. Формат – это, пожалуй, единственное, что объединяет «антипандемийный» мораторий с тем, который вводился в этом году на фоне спецоперации, санкций и последующего кризиса.

 

 

Несмотря на то, что мораторий в 2020–2021 гг. длился ровно в полтора раза дольше, «задействовано» в нём было меньше четверти юрлиц (1,3 млн компаний и ИП из 5,6 млн, зарегистрированных на тот момент в ФНС). Нынешний же мораторий касался всех – не распространялся только на девелоперов, чьи проекты попали в Единый реестр проблемных объектов ДОМ.РФ. Отличался и подход кредиторов: по оценке юристов, банкротство должников во время последнего моратория было далеко не основной задачей – важнее было спасти свою компанию, пересобрать деловые связи и цепочки поставок или вообще переместить бизнес в более свободную от санкций юрисдикцию. 

 

Последствия для должников

Важно отметить – далеко не все уведомления кредиторов о намерениях обанкротить должников впоследствии перетекают в заявления. Иногда после того, как сообщение появляется на Федресурсе, должник идёт навстречу кредитору – и делается всё, чтобы не допустить процедуры банкротства. Если переговоры о реструктуризации (о чём говорилось выше) не дают результата – у задолжавшего юрлица остаётся время, чтобы обратиться к юристам и рассмотреть вместе с ними несколько опций. Например, применить к отношениям с контрагентами нормы статей Гражданского кодекса: к таковым относятся форс-мажор, невозможность исполнения или существенное изменение обстоятельств. 

 

Что будет дальше?

Эксперты почти не сомневаются: волна банкротств неизбежна и придётся на следующие два года. Многие считают, что количество исков будет расти минимум до начала ноября. А самые пессимистичные прогнозы предполагают, что тенденция продолжится зимой – партнёр юридической фирмы «Арбитраж.ру» Владимир Ефремов замечает, что в отличие от ограничений во время пандемии текущий кризис не заканчивается и продолжает набирать обороты. К тому же, всё меньше нетронутых сфер. Партнёр практики по разрешению споров МЭФ Legal Римма Малинская и вовсе ждёт «взрывного роста» банкротных дел в IV квартале и в 2023 году – полагает, что число заявлений по юрлицам в самом оптимистичном исходе вырастет на 30–50%. 

Есть оценки и гораздо скромнее: например, руководитель Федресурса Алексей Юхнин рассчитывает, что, «как и в прошлый раз, эффект моратория будет долгоиграющим и после его завершения существенного роста числа банкротств не произойдёт».