Обновите браузер
Чтобы сайт работал корректно, обновите ваш браузер Unknown
IN ENGLISH
Название компании, адрес, телефон, сайт, домен, ФИО руководителя, совладельца, доверительного управляющего, ИНН, ОГРН, ОКПО, БИК

ИЛЬЯ МУНЕРМАН, директор «Интерфакс ЛАБ»

ЯРОСЛАВ СОЛДАТКИН, аналитик сервиса X-Compliance

 

Финансовые преступления – спутники кризисов. Термин «отмывание денег» возник, согласно легенде, в 20-х, когда мафия выводила в легальный оборот криминальные доходы через сеть прачечных самообслуживания, и расцвел этот бизнес во время «Великой депрессии» в США.

Главным триггером для формирования современной международной системы борьбы с финансовыми преступлениями стали события 11 сентября 2001 года, которые показали истинный масштаб денежных потоков в интересах террористов.

По следам кризиса 2008 года, который вскрыл размах злоупотреблений на финансовых рынках, G20 решила положить конец безусловной банковской тайне, ввела новые стандарты прозрачности бизнеса и начала войну против уклонения от налогов.

Нынешний, пандемический кризис 2020 года снова расширил наши представления о финансовой преступности, уверенно перешедшей в «цифру», а также о факторах, которые способны мгновенно и резко менять жизнь бизнеса.

Новые реалии требуют и мобилизации правоохранителей, и повышения уровня бдительности и «цифровой вооруженности» служб безопасности и комплаенс.

 

Первый кризис цифровой эпохи

Весна 2020 года была отмечена уникальным сочетанием кризисных факторов. Миллионы людей потеряли источники доходов и столкнулись финансовыми затруднениями. При этом у них появилась масса свободного времени (и не только для благих дел).

Возник ажиотажный спрос на некоторые товары: медицинские маски, аппараты искусственной вентиляции легких, тесты (если не упоминать туалетную бумагу и лимоны).

Миллионы сотрудников компаний работают удаленно, вынуждены осваивать новые, дистанционные инструменты для работы. Резко выросло использование интернет-магазинов и онлайн сервисов.

Наконец, люди перед лицом неизведанного нервничают и испытывают страх. Чтобы снизить возникшую неопределенность, жадно ищут важную для себя информацию (а в Интернете, как известно, можно найти объяснения событий на любой вкус).

Если говорить о компаниях, то они тоже пытаются выжить. В частности, вынуждены срочно менять цепочки поставок, чтобы восполнить потерю прежних поставщиков или найти новые рынки сбыта. Согласно майскому опросу РСПП, почти половина компаний назвали самой острой проблемой сегодня именно перебои в деятельности контрагентов и – невыполнение ими своих обязательств.

Государства по всему миру выделили триллионы долларов на помощь гражданам и спасение бизнесов. Но у властей не всегда было время и возможности для создания жестких механизмов контроля за распределением денег, что создает риски того, что эти деньги уйдут не по назначению.

Масла в огонь подливают СМИ, которые в эпоху кризисов еще сильнее, чем обычно, тяготеют к «плохим» новостям. В результате создается, в частности, ощущение тотального засилья мошенников и хакеров.

Во время карантина резко – до более чем 200 в неделю – выросло, в частности, число публикаций о фишинге, показывают данные системы «СКАН-Интерфакс». После появления цифровых пропусков злоумышленники стали предлагать через мессенджеры помощь в оформлении разрешений на перемещение по городам. Известны дела, когда подозреваемые якобы от лица фирмы по производству медицинских изделий заключали договора на поставку медицинских масок, однако маски так и не поставляли. После объявления о мерах поддержки семей с детьми в Интернете появились десятки фейковых сайтов госуслуг, разного рода ресурсов, на которых якобы можно было пройти проверку на выдачу пособий.

ЦБ рассказывал о случаях, когда телефонные мошенники обещают жертвам отсрочки по выплате кредитов, разного рода компенсации, возврат денег за авиационные билеты, – и все для того, чтобы выяснить данные банковской карты или пароль из СМС.

Бесспорный факт состоит в том, что криминал быстро и эффективно освоил цифровые платформы. В результате пандемия создала не только огромный риск для здоровья людей, но и повысила риски для безопасности бизнеса и граждан.

 

Новая жизнь однодневок

Мошеннический сегмент российского бизнеса никуда не исчезал, хотя и сильно изменился.

В начале 2000-х мошенники активнее всего занимались обналичкой и обеспечивали уход от налогов. Для этого функционировали сотни тысяч фирм-однодневок.

В последние годы государство жестко взяло эту сферу под контроль. В результате число компаний с признаками «помоек», как показывает Индекс должной осмотрительности системы «СПАРК-Интерфакс», снизилось в 1-м квартале 2020 года до уровня статистической погрешности – ниже 80 тыс. (это 2% от численности юрлиц в России). Эта же цифра, согласно Индексу, составляла 1,5–1,7 млн 10 лет назад, то есть превышала 40% от общего числа компаний.

Зато в последнее время начало расти число мошеннических компаний, которые пытаются заработать, обманывая бизнес (прежде всего средний и малый), банки, граждан.

Признаки, которые могут указывать именно на такой характер деятельности, СПАРК обнаруживает сейчас более чем у 300 тыс. компаний. Причем портрет новых «помоек» значительно сложнее, чем прежде, когда главными отличительными чертами однодневок были массовый адрес и директор, а также отсутствие признаков реальной деятельности.

Среди новых «помоек» – интернет-магазины, которые предлагают Айфоны за полцены (но без гарантии доставки), продают какие-нибудь «стимуляторы мозга» и другие чудодейственные устройства. Товары, естественно, или оказываются подделками, или вовсе не доходят до покупателей. В период карантинных мер в ход пошли разнообразные препараты, якобы защищающие от коронавирусной инфекции.

Возникают клоны крупных компаний, которые пытаются получить авансы, скажем, за минеральные удобрения, а затем исчезают. Московское ООО «ВИП Арбат» вдруг сменило название на "Газпром экспорт" и успело начать переговоры о поставках на условиях аванса сжиженных углеводородных газов и нефтепродуктов – пока не было разоблачено.

Число мошенников, предлагающих разного рода сомнительные медицинские товары, резко увеличилось во время пандемии не только в России. Europol констатировал, что продажи контрафактных медикаментов, средств индивидуальной защиты, медицинских изделий выросли с момента начала пандемии во много раз.

Еще один новый риск – пытка незаконно получить деньги, выделенные государством на помощь бизнесу.

Именно поэтому в мае одним из самых популярных запросов в Darkweb стал поиск фирм с нужным для получения помощи ОКВЭД и статусом МСП.

Для создания компаний-хамелеонов нужны номинальные директора. Таким номиналами чаще всего становятся люди, которые в силу жизненных обстоятельств и низкого уровня финансовой грамотности готовы и на такой заработок. Во времена кризисов число таких людей растет, что расширяет возможности мошенников для поиска подставных лиц с целью создания сомнительных юридических лиц.

Сейчас, когда бизнес огромного числа малых компаний рухнул, растет соблазн перепрофилировать их на мошеннические операции. В этой ситуации становится практически невозможно оперативно и адекватно оценить кредитные риски контрагентов.

 

FATF предупреждает

Рост числа преступлений, будь то мошенничество или киберпреступность, приводит к созданию новых источников доходов для злоумышленников, констатирует Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF).

Главный мировой «финансовый полицейский» озабочен, в частности, тем, что преступники в результате пандемии найдут новые способы обхода мер по проверке клиентов, начнут использовать для перемещения и отмывания незаконных доходов процедуры банкротства, дистанционные финансовые услуги и виртуальные активы.

Произошло увеличение объема операций с наличными.

Есть примеры обмана инвесторов, когда компании обещают поставлять товары или услуги (например, медицинские маски или препараты), которые должны пользоваться ажиотажным спросом в условиях пандемии COVID-19. В результате акции таких компаний растут в цене – хотя рекламируемых товаров у компании или нет, или спрос на них сильно преувеличен.

При этом, поскольку страны мира сосредоточены сейчас на борьбе c пандемией, это повлияло на способность правительств и частного сектора выполнять все предусмотренные процедуры проверок, собирать данные о подозрительных операциях, признает FATF (полностью документ на русском см. на xco.news).

Действительно, регулятивные послабления, введенные в период коронавируса, коснулись в России, в частности, выполнения требований в сфере противодействия отмыванию доходов и финансированию терроризма (ПОД/ФТ).

Условия пандемии сказались на корпоративных политиках и процедурах: произошло их упрощение с учетом дистанционной работы и потребности в оперативном принятии решений, когда в условиях кризиса у компаний часто просто нет времени на проведение всех регламентных проверок.

Возникает и человеческий фактор: из-за снижения зарплат у кое-кого из сотрудников, отвечающих за закупки, может появиться соблазн отдать заказ своим, чтобы получить откат.

 

Что делать?

Мошенники в ходе коронавирусного кризиса заметно изменились, в кратчайшие сроки завершив цифровую трансформацию.

Поспевают ли за ними службы безопасности, внутреннего контроля и комплаенс?

Нынешний кризис показал не только важность и востребованность цифровых сервисов для бизнеса, но и необходимость интеграции этих платформ в существующие корпоративные процессы, в том числе в процедуры проверки контрагентов. Между тем, как показывает наша практика работы, службы безопасности в большинстве компаний не являются лидерами в освоении новых технологий, и теперь им придется догонять.

Подспорьем тут могли бы стать, в частности, диалоговые окна со скоринговой системой, когда у поставщика появляется возможность загрузить подтвержденные электронной подписью данные о себе и своей компании. Лингвистические технологии скоринговой системы позволят затем естественным языком прокомментировать факторы риска. Аналитики предсказывают также качественные сдвиги в использовании систем распределенного реестра.

Механизмы внутреннего корпоративного контроля должны в целом становится умнее, потребуется непрерывный мониторинг изменений конъюнктуры.

Показательны рекомендации, которые дает – хотя и для сферы финансовой преступности – в этой связи FATF.

В частности, организация указывает на необходимость активного использования риск-ориентированного подхода (что позволяет более эффективно распределять ресурсы при проверке клиентов). Другие предлагаемые меры – более эффективное взаимодействие государств с частным сектором, а также мониторинг новых рисков, в том числе с учетом расширения использования цифровых каналов.

Хотя все государства дали регулятивные послабления бизнесу, это явно ненадолго. Кроме того, эти послабления никак не коснулись сферы санкций.

В 2020 году сохраняется бешеный темп санкционных обновлений. США в начале этого года обновляли санкционные списки чаще, чем год назад, свидетельствуют данные сервиса X-Compliance (проект Группы «Интерфакс»). При этом Вашингтон грозит сейчас карами Китаю, который, якобы скрывал от мирового сообщества информацию о коронавирусе. В условиях предвыборного года США будут демонстрировать жесткость и по отношению к России. Таким образом, санкционные риски не снижаются.

Картина реального состояния бизнеса, который пережил двойной шок от карантинных мер и рухнувших цен на нефть, еще долго будет оставаться мутной и неоднозначной.

Оперативная финансовая информация запаздывает. Мораторий на процедуры банкротства не позволит видеть бизнесы, которые фактически неплатежеспособны.

Сигналы о компаниях-неплательщиках благодаря Индексам платежной дисциплины, которые рассчитывает на основании собственных данных система «СПАРК-Интерфакс», начали поступать с мая. Это самый оперативный индикатор положения дел у компаний, но он покрывает не все юридические лица.

Дополнительная проблема связана с тем, что вырос риск нарушения цепочек поставок. Экспорт-импорт затруднен. Выросли финансовые риски, снизилась доступность кредитования.

Таким образом, будет возникать необходимость поиска новых контрагентов, а возможности для их независимой оценки сейчас ограничены.

Если говориться в глобальной ситуации, то государства вынуждены будут сосредоточиться в ближайшие пару лет на решении прежде всего внутренних проблем. Крупные западные компании задумались о создании более надежных цепочек поставок и о большем само обеспечении. Все это может негативно повлиять на внешние экономические связи в мире.

В целом кризис, вызванный пандемией, показал уязвимость современной экономики.

Компании в будущем будут больше задумываться о надежности своих поставщиков, о вопросах безопасности, защите персонала, об устойчивости и уровне цифровизации своего бизнеса.

По следам кризиса государства наверняка предложат создать новые международные механизмы, чтобы лучше бороться с цифровой преступностью, а также в целом повысить устойчивость мировой экономики к новым сложно предсказуемым нефинансовым шокам.

 

Источник: журнал "Директор по безопасности"