О каждой российской компании теперь известно больше, чем год назад. ФНС России с прошлого года начала раскрывать сведения о численности персонала, налоговой задолженности, доходах и расходах юридических лиц... Общий список публикуемых налоговой службой наборов открытых данных сегодня превышает 80. Попытаемся обобщить практический опыт того, как открытые данные ФНС помогают снижать риски.

По глубине раскрытия информации о копаниях Россия теперь опережает восточно-европейские страны и – уже наступает на пятки странам Западной Европы. Конечно, мы уступаем скандинавским странам, где ежегодно публикуются даже налоги, уплаченные каждым гражданином. Но и уже сделанное налоговой службой – это, безусловно, большой вклад в дело снижения бизнес-рисков и повышения доверия в российской экономике.

Прежде всего, эти данные – важный источник сведений для анализа добросовестности контрагента. Помимо этого, они дают возможность рассчитать совокупное налоговое бремя компании, еще целый набор финансовых коэффициентов, повысить предсказательную силу наших аналитических оценок.

 

Численность персонала

Первым по времени прошлогодним нововведением стало раскрытие численности персонала по каждой компании. Это сведения не только позволили выявить компании-фантомы, имеющие только гендиректора и бухгалтера, но и дали возможность оценить производительность труда в пересчете на одного работника, сравнить их со среднеотраслевыми, среднерегиональными, показателями ближайших конкурентов.

Зная об уровне уплаченного НДФЛ и платежей в фонды (об этом поговорим ниже), мы можем попробовать вычислить средний уровень зарплаты в компании и примерный уровень дивидендов.

Система СПАРК-Интерфакс, сводя воедино все доступные сведения, помогает увидеть компании, которые не имеют персонала, но при этом получают крупную выручку от продажи товаров и услуг, оказание которых априори требует наличия работников.

Такие компании можно заподозрить в обналичке, хотя не всегда это будет справедливо. Надо поверить, не является ли эта фирма своего рода SPV, какова ее структура владения, не сосредоточена ли вся деятельность группы, куда входит эта фирма, в «дочках», и не используются ли в данном случае франчайзиновые схемы.

С аналитикой тоже стоит быть осторожными. Ведь бывают холдинги, где в головном офисе работают 2 000 человек, но на «дочках» числится еще 100 000.

Есть франчайзинговые сети, где персонал распределен по франчайзи, большая часть которых находится на упрощенке, и поэтому показатели будут искажены.

Итак, цифра численности персонала важна, но может быть обманчивой без консолидации всех входящих в группу юридических лиц. Для анализа всех связей между компаниями пригодятся продвинутые информационно-аналитические системы, такие как СПАРК-Интерфакс.

 

Дисквалификанты

В нашем перечне стоит упомянуть и список дисквалифицированных лиц в руководстве компании, хотя его ФНС публикует уже несколько лет. Этот постоянно обновляемый список – существенная подмога в деле противодействия недобросовестным контрагентам, использующим номинальных директоров.

В список дисквалификатов, лиц, которые не могут учреждать компании и занимать в них должности, часто попадают люди из групп риска. Это могут быть граждане, которые накопили значительную задолженность, столкнулись с житейскими проблемами, и – вследствие этого вынуждены были искать возможности для не вполне легального заработка.

Ситуация такова, что поиск потенциальных номинальных директоров среди таких категорий людей – это отдельная отрасль теневого бизнеса, которая продолжает существовать, несмотря на все списки. Длинный список дисквалификантов не означает, что организаторы недобросовестного бизнеса не смогут найти нового «номинала». Поэтому перечень не стоит считать конечным.

Часто приходится слышать жалобы и от добросовестных налогоплательщиков о том, что участие в компании «с историей» создало им неудобства с развитием бизнеса. Например, бывает, предприниматель опрометчиво бросил компанию, ее ликвидировали как недействующую. Потом он надумал открыть новый бизнес, но получает отказ при попытке зарегистрировать новое юрлицо.

 

Проблемные адреса

Пожалуй, в последнее время ничто не доставляет предпринимателям столько хлопот, как подтверждение адреса.

Случаются ошибки, которые вынуждают компании уточнять адрес (даже если ей самой и принадлежит дом, расположенный по этом адресу). Однако в итоге – с точки зрения пользователей – верификация адресных и контактных данных позволила улучшить скоринговые модели в части распознавания «плохих» и «хороших» контрагентов, а также лучше разделить недвижимость по типам (бизнес-центры, другая недвижимость).

По нашей практике, для проверки адреса полезно бывает посмотреть на всех «квартирантов». Если соседи интересующей вас компании ведут нормальный бизнес и их Индекс должной осмотрительности, присвоенный им в системе СПАРК, находится преимущественно в зеленой зоне, то вероятность того, что это обычный бизнес-центр, довольно высока.

Верно и обратное: если соседи компании, согласно Индексу, находятся в красной зоне, то не исключено, что мы имеем дело с проблемным адресом. Например, мошенники могут приобрести помещение в аварийном объекте, расположенном в брошенном поселке, чтобы регистрировать здесь проблемные компании.

 

Налоговые спецрежимы

Все последние годы, развивая возможности системы СПАРК, мы вынуждены были применять сложные алгоритмы для распознавания налогового режима, в рамках которого работает та или иная компания.

Теперь, после публикации налоговой службой новых данных, больше не нужны сложные методы, чтобы понять какую – полную или упрощенную – систему налогообложения использует компания.

На основе этого знания можно точнее рассчитывать показатели налоговой нагрузки и анализировать отчётность. В частности, знание налогов режима позволяет правильно интерпретировать показатель прибыли. Компании на «упрощенке» могут смело показывать большую прибыль, так как не платят с нее налог. Компаниям же на ОСНО показывать высокие нормы рентабельности более обременительно, так как ставка налога – стандартная.

 

Доходы и расходы

До прошлого года единственным источником сведений о финансах компаний был Росстат, однако его данные покрывали лишь менее половины от общего числа юрлиц. Сведения о доходах и расходах от ФНС позволили лучше оценить деятельность малых компаний, которые до сих пор во многом оставались terra incognita российского бизнеса.

В частности, мы в СПАРКе теперь значительно улучшили модели по оценке уровня финансового риска. Индекс финансового риска включает в себя более 150 факторов. Во-первых, это финансовые коэффициенты, такие как эффективность затрат, рентабельность, коэффициент отношения долга к EBIT, коэффициент текущей ликвидности, и т. д. Во-вторых, нефинансовые факторы: количество сотрудников, регион, разделы ОКВЭД, количество госзаказов, судебные иски и т. д.

До прошлого года для компаний без отчетности мы оценивали уровень финансового риска на основе различных косвенных факторов: исполнительные производства, участие в судебных процессах, выигрыши и проигрыши в тендерных закупках...

Доходы и расходы по всем компаниям, публикуемые ФНС, дают нам непосредственное понимание их финансового состояния и помогают лучше прогнозировать успех или крах.

До сих пор по 2,2 млн юридических лиц (см. график) у нас не было вообще никаких финансовых показателей. Теперь ситуация изменилась кардинально.

 

 

Налоговое бремя

Благодаря ФНС России мы узнали о налоговом бремени компаний, как общем, так и частном – по отдельным налогам.

Это революционное нововведение дало нам возможность рассчитывать в системе СПАРК множество дополнительных показателей. Например, отклонение совокупного или частного налогового бремени от среднеотраслевого или среднерегионального уровня. Показатель можно нормировать на рубль выручки или одного работника. С помощью «зарплатных» налогов и сумм отчислений в фонды, зная численность персонала, можно рассчитать средний уровень зарплаты и сравнить его со среднеотраслевым и региональным.

Полезно обращать внимание на состав налогов, которые уплачивает налогоплательщик. Если он платит НДПИ, то явно компания добросовестная (никто не станет получать лицензию на разработку полезных ископаемых на фирму-однодневку).

Но не надо абсолютизировать показатели, даже если они исходят от ФНС. Бывают случаи, когда состав уплаченных налогов противоречит отчетности компании.

И отчетность, сданная в Росстат, может быть искаженной, и цифры, раскрытые налоговой службой, могут содержать неточность. Только анализ всех данных в совокупности дает возможность составить комплексное суждение о компании.

Отдельно стоит упомянуть о налоговом калькуляторе и среднерегиональной и среднеотраслевой налоговой нагрузках. Этот сервис имеет огромную ценность, так как помогает увидеть отклонения от «нормального» уровня налогового бремени.

Правда, мы часто сталкиваемся с довольно решительно настроенными представителями компаний, которые категорически не согласны с самим подходом к среднеотраслевому или региональному налоговому бремени.

В пользу методики говорит мировой опыт: аналогичные показатели рассчитываются в большинстве высокоразвитых стран и являются общепринятым средством проверки добросовестности контрагента. Однако проблемы действительно возникают, когда данные ФНС не совсем точны или ОКВЭД компании не в полном объеме характеризует деятельность компании.

Сервис ФНС функционирует в тестовом режиме. Наш анализ показывает, что данные на нем обладают большой дисперсией, что не всегда позволяет делать достоверные выводы только на основании этой информации.

Хочется вновь повторить, что не стоит абсолютизировать никакие отдельные показатели, нужно смотреть на них в контексте и в совокупности.

 

Задолженности и недоимки

Этот информационный массив, раскрытый ФНС, напрямую сигнализирует о рисках. В сочетании с анализом данных о решениях судов и об исполнительных производствах он позволяет более полно оценивать объемы обязательств компаний.

Самые большие суммы недоимок, согласно раскрытым ФНС данным, имеют предприятия алкогольной отрасли и другие плательщики акцизов.

Если не брать в расчет подобные «выбросы», то данные о недоимках – один из важнейших факторов при расчете уровня финансовой устойчивости компании. Эти сведения повышают точность моделей, используемых для оценки финансового риска.

Как уже говорилось, общее число факторов, которые мы анализируем при построении Индекса финансового риска в СПАРКе, превышает 150. И роль каждого из факторов динамически меняется в зависимости от других факторов, вместе с которыми он проявился. При этом мы встраиваем алгоритмы, которые позволяют отдавать приори- тет именно тем данным, в достоверности которых меньше сомнений.

Современные скоринговые модели, учитывающие все доступные факторы в их совокупности, превосходят субъективные оценки людей, так как не подвержены профессиональной предвзятости и когнитивным искажениям.

Вручную проанализировать такой объем информации, комплексно учтя при этом все связи между событиями, сформировавшими факторное пространство, а также оценив релевантность всех источников, чаще всего бывает просто невозможно.

 

Источник: "Директор по безопасности"

 

 

Читайте также:

Печальный сигнал для бизнеса в спорах о налоговой оптимизации по ст. 54.1

Компания HeadHunter успешно интегрировала API СПАРК в корпоративную информационную систему

РАНХиГС оценил высокотехнологичный бизнес с помощью СПАРКа

Обновите браузер
Ваш браузер не соответствует техническим требованиям для работы со СПАРК.