Количество российских компаний, которые признаются банкротами, устойчиво увеличивается все последние месяцы, в 2014 году оно выросло по сравнению с предыдущим годом почти на 20% - до 14 514, свидетельствуют данные Единого федерального реестра сведений о банкротстве.

Москва. 2 декабря. ИНТЕРФАКС - Экономколлегия Верховного суда РФ в деле компании "Центррегионуголь" объяснила критерии реальности сделок и должной осмотрительности по сделкам с недобросовестными поставщиками. Это поможет формализовать критерии необоснованной налоговой выгоды и повысит предсказуемость для всех участников налоговых правоотношений и судей, считает эксперт.

Налоговая служба проверила работу ООО "Центррегионуголь" за 2011-2014 годы и начислила почти 4 млн рублей недоимки по налогу на прибыль, 3,57 млн руб. недоимки по НДС, пени и 1,45 млн руб. штрафа за работу с участием фирм-однодневок. "Центррегионуголь" оспорил это решение в суде. Арбитражный суд Москвы и апелляционный суд встали на сторону компании, однако кассация отменила это решение и приняла сторону ФНС. Компания обратилась в Верховный суд.

Подозрения со стороны налоговиков вызвали операции по покупке товаров у ООО "Терминал". "Центррегионуголь" продает угольную продукцию разных марок, в том числе уголь марки ССПК, который в то время закупал у "Терминала". В ходе проверки налоговая установила, что у этого контрагента нет управленческого и технического персонала, основных и транспортных средств, производственных активов и складских помещений, и сделала вывод о получении необоснованной налоговой выгоды при покупке угля у "Терминала" за счет налоговых вычетов, указывает Верховный суд. Документы о покупке, представленные "Центррегионуглем", инспекция посчитала недостоверными.

На покупку угля у "Терминала" пришлось более 90% от всего объема угля налогоплательщика, который тот продавал различным контрагентам - конечным потребителям, в том числе, по госконтрактам. У компании были удостоверения о качестве угля по спорным партиям, а инспекция не отрицала последующую продажу, поэтому суды первых двух инстанций сочли доказанным наличие обоснованной необходимости в привлечении поставщика и реальность поставки товара.

Суды указали, что поставка шла железнодорожным транспортом непосредственно в адрес конечных потребителей, и отклонили довод инспекции об отсутствии у "Терминала" ресурсов для этих операций. Заключение почерковедческой экспертизы, полученное во время проверки, признали недопустимым доказательством из-за нарушений методики, а значит довод инспекции о ненадлежащих товарных накладных и счетов-фактур, полученных от "Терминала", остался недоказанным. Суды пришли к выводу, что компания проявила должную осмотрительность при выборе контрагента, а налоговая не смогла это опровергнуть.

Суд кассационной инстанции отменил предыдущие акты и вынес решение в пользу налоговой. По мнению судьи, предыдущие инстанции необоснованно придали значение обстоятельствам, которые не опровергают тот факт, что операции по поставке угля не могли выполняться реально, о чем, прежде всего, свидетельствует отсутствие у "Терминала" необходимых условий для экономической деятельности.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного суда не может согласиться с этим постановлением, говорится в определении ВС. Признать реальность понесенных расходов при исчислении налога на прибыль и налоговых вычетов можно, только если операции происходили на самом деле. Если налоговая не согласна с реальностью сделки, то она должна доказать невозможности осуществления спорных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства или оказания услуг, напоминает ВС.

Суды первых двух инстанций оценили обстоятельства поставки каждой партии угля (документы о качестве товара от изготовителя, перевозку по железной дороге, разгрузку товара на станциях для передачи потребителям). Кассация не согласилась с этими выводами, но не указала, в чем они противоречили фактическим обстоятельствам, и ограничилась общим замечанием о том, что у контрагента не было условий для осуществления предпринимательской деятельности.

Сами о себе противоречия в доказательствах и уклонение от уплаты налогов со стороны поставщиков первого, второго и других звеньев не могут вызывать негативные последствия для покупателя товара. По условиям делового оборота при выборе контрагента предприниматели оценивают не только условия сделки и их коммерческую привлекательность, но и деловую репутацию, платежеспособность, риск неисполнения обязательств, предоставление обеспечения, производственные ресурсы и опыт, отмечает ВС.

В этом деле суды установили, что при заключении договора представитель "Терминала" сообщил компании о способе поставки угля ("Терминал" привлек для перевозок ООО "САРК", представители обеих компаний это подтвердили), а значит у ООО "Центррегионуголь" не было оснований сомневаться в исполнении договора. Цена покупки соответствовала рыночному уровню, что при отсутствии иных доказательств позволяет сделать вывод о сделке на обычных условиях, пишет ВС.

Верховный суд также не нашел доказательств того, что во время проверки налоговая приняла меры по устранению противоречий между полученными от производителя угля сведениями о покупателях угля и данными о перевозке этого товара железнодорожным транспортом по заказу общества "Терминал". "Инспекция ограничилась анализом движения денежных средств по счетам "Терминала" и контрагентов последующих звеньев, не установив, каковы признаки сопричастности к этому налогоплательщика - покупателя товаров, по какой причине исключается причастность к данным действиям изготовителя товара", - говорится в определении.

В конце ноября ВС отменил постановление кассации и оставил в силе решения первых двух инстанций (опубликовано 30 ноября).

Тема недобросовестности контрагентов, необоснованной налоговой выгоды и оценка доказательств в спорах по "однодневкам" лидируют в налоговых спорах: судебная практика очень строго и жестко подходит к налогоплательщикам, зачастую устанавливая для них недостижимые стандарты доказывания своей добросовестности, рассказал "Интерфаксу" партнер Taxology Алексей Артюх.

"Основные выводы этого решения: одно только противоречие в документах не опровергает реальность операции, если есть другие доказательства; должная осмотрительность имеет обязательное значение, по сути, лишь при подтверждении права на налоговые вычеты; налогоплательщик не должен нести ответственность за контрагентов второго, третьего и последующих звеньев, если не была установлена согласованность их действий. К сожалению, в последнее время в практике налоговых органов и арбитражных судов наметился отход от этой понятной и разумной позиции", - поясняет юрист.

Не менее важным является напоминание о том, что инспекция должна доказать, что налогоплательщик непременно должен был знать о налоговых нарушениях своего контрагента, отмечает А.Артюх. "Это определение может помочь пресечь размытие толкования понятия "реальность хозяйственной операции", от искажения которого в судах страдают компании по всей стране. Можно ожидать если не сокращения количества споров, то хотя бы некой формализации критериев необоснованной налоговой выгоды и предсказуемости для всех участников налоговых правоотношений и судей, хотя времена, когда можно было выиграть налоговый спор, ссылаясь только на пороки доказательств инспекции, давно ушли в прошлое", - оговаривается он.

Подписаться на рассылку о новых статьях