Сомнительные контрагенты – самый частый повод для налоговых доначислений. Налоговики благодаря созданному ими единому электронному файлу фиксируют все компании, которые не платят НДС и имеют признаки "однодневности". И в зоне риска после этого автоматически оказываются  все контрагенты этих компаний.

В ходе налоговых проверок тема однодневок возникает постоянно. «В целях обнаружения фактов получения проверяемым налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды налоговыми органами в первую очередь анализируются его контрагенты», - рассказывал нам собеседник  из налоговой службы.

Каждый квартал около 1500 судебных разбирательств  - это дела, когда компании пытаются оспорить налоговые доначисления из-за  "недолжной осмотрительности". При этом шансы налогоплательщика отстоять свою правоту в суде а среднем составляют, по статистике, не более 20%.

Чтобы оказаться в этих 20%, необходимо иметь веские доказательства, что сделка с контрагентом носила реальный характер (например, товар по ней был поставлен), и что должная осмотрительность была проявлена в полном объеме. Здесь не помешают указания на различные источники информации, в том числе и на конкретные информационные системы.

 Давайте посмотрим на различные сценарии развития событий на примере конкретных дел.

Дело ООО «ТРАНССТРОМСЕРВИС»

В деле ООО «ТРАНССТРОМСЕРВИС» (9 ААС от 24 августа 2016 года по делу А40-97808/2015) налогоплательщику нужно было правильно объяснить особенности сделок, которые вызвали вопросы налоговой.

Одним из контрагентов, у которых ООО «ТРАНССТРОМСЕРВИС» арендовал необходимую ему для выполнения заказов строительную и иную технику, было ООО «ТоргЛига».

ТРАНССТРОМСЕРВИС арендовал дорожно-строительные машины, но когда техника пришла, в ней в тот же день нашли технические неисправности. Технику заменили, но не на аналогичные образцы (фрезы, катки, асфальтоукладчики), а на технику другого типа – бетонные заводы и генераторы. Причем цена сделки не изменилась. Ситуация усугубилась тем, что представить оригиналы документов ТРАНССТРОМСЕРВИС не смог, оправдывая это тем, что была совершена кража документов "неустановленными следствием лицами, что подтверждается Справкой от 17.12.2012 № 01/17, выданной ОВД России по Тверскому району".

При заключении договора с контрагентом налогоплательщик не только собрал внушительный пакет документов (выписка из ЕГРЮЛ, копии свидетельств о постановке контрагента на налоговый учет, регистрации, копия устава, копия паспорта генерального директора), но и проверил его в информационных сервисах:

Дело ООО "ТоргЛига"

«…В частности, на официальных сайтах ФНС РФ (www.nalog.ru) и Управления ФНС России по г. Москве (www.r77.nalog.ru) было указано, что ООО "ТоргЛига" не входит в число юридических лиц, в отношении которых регистрирующими органами приняты решения о предстоящем исключении из ЕГРЮЛ, что адрес компании не является адресом массовой регистрации, а также что в состав исполнительных органов указанной компаний не входили дисквалифицированные лица. Как следует из отчета из базы данных информационного агентства Интерфакс "СПАРК", значение индекса должной осмотрительности "ООО ТоргЛига" составляет 46 (из 100), что означает отсутствие высокого уровня риска того, что данный контрагент может оказаться недобросовестным налогоплательщиком…»

Таким образом, информация, которая могла бы вызвать у общества сомнения в добросовестности ООО "ТоргЛига", отсутствовала на момент заключения договоров.

В результате ИФНС не смогла доказать притворность хозяйственных операций. И наоборот, налогоплательщик смог привести аргументы и доказать суду, что сделка со сменой перечня техники была хозяйственно обоснована. В свою поддержку компания предъявила также расчеты мощностей, необходимых для выполнения обязательств перед третьими сторонами, тем самым обосновав, что бетонные заводы им тоже были нужны, если уж у асфальтоукладчиков внезапно обнаружился дефект.

Дело «Элемент Строй» и ИП Богатырев О.Ю

Противоположный пример  - дело «Элемент Строй» и ИП Богатырев О.Ю. (№ А08-9602/2015, АС Белгородской области от 27.05.2016, оставлено в силе постановлением 19ААС от 30.08.2016).

Директор и учредитель компании Элемент Строй решил сэкономить на НДС, заказывая, судя по материалам суда, стройматериалы и транспортные услуги у самого себя (он является еще и ИП) через посредников.

Суть претензий была в том, что посредники в итоге налогов не заплатили. Налогоплательщики настаивал, что его контрагенты были действующими компаниями и что он проявил должную осмотрительность, проверив их статус в ЕГРЮЛ.

Суд посчитал, что предприниматель не провел необходимой проверки, в частности, не воспользовался информационными системами, которые дают возможность оценить риски хозяйственных связей в комплексе.

«Общество имело возможность установить степень неблагонадежности контрагентов из программного комплекса СПАРК, стоимость сведений которого является минимальной в сравнении с общим объемом получаемой Обществом прибыли от осуществления своей деятельности, однако не воспользовалось возможностью для получения необходимой информации…», - говорится в решении суда.

Важным условием «недолжной» осмотрительности является наличие связи между контрагентами, а также умысла получить налоговую выгоду. Если ни связь, ни умысел не доказаны, а формальности в части должной осмотрительности были соблюдены – у налоговиков мало шансов доказать вину налогоплательщика.

Дело "Сфера Марса"

Этот тезис можно проиллюстрировать с помощью решения по делу "Сфера Марса"  (№А06-2364/2016, решение 12 ААС от 2.09.2016 года).

Суть дела в следующем. ООО «Марс» приобретала пиломатериалы у ООО «Сфера» для дальнейшей их перепродажи за рубеж. Сделка имела место в первом квартале 2015 года. Однако «Сфера» за этот квартал налоговую отчетность не сдала (последняя была датирована 4-м кварталом 2014 года).

Чтобы доказать «притворность» хозяйственных отношений и непроявление «Марсом» должной осмотрительности, ИФНС по Кировскому району г. Астрахани указала, что у «Сферы» были признаки «однодневки». Для выявлениях этих признаков налоговики использовали не только собственные источники ФНС, но и систему СПАРК. По «Сфере» обнаружились массовый адрес, директор, за которым числилось еще несколько ЮЛ с высоким Индексом должной осмотрительности, отсутствие необходимых основных средств (транспорт), отсутствие коммунальных платежей, неоплата аренды и т.п.

Ни суд первой инстанции, ни апелляционная коллегия инспекцию не поддержали. Дело в том, что налоговики не смогли доказать, что в реальности сделки не было. Не смогли они найти и доказательств того, что «Марс» был осведомлен о «коварных планах» «Сферы».

Таким образом, все произошло в соответствии с п. 10 Постановления Пленума ВАС от 12.10.2006 № 53: «Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом».  

Дело «Энерком»

Еще одна похожая история. В суде оспаривалась сделка «Энерком» по приобретению у СПП «Флагман» и НИП «Технология» нефтепродуктов (18 ААС, постановление от 29 августа 2016 года по делу № А47-116/2015).

Инспекция ФНС по Ленинскому району города Оренбурга отказала в возмещении почти 24 млн рублей НДС по причине того, что СПП «Флагман» и НИП «Технология», по мнению налоговиков, не могли выполнить договор поставки нефтепродуктов, т.к. собственными средствами для хранения или транспортировки нефтепродуктов не обладали. Кроме того, доля вычетов по НДС в их декларациях составляла до 99%.

К трем контрагентам третьего звена, от которых нефтепродукты попали к поставщикам «Энеркома», у налоговиков тоже были вопросы. Среди этих компаний было, например, ООО «Проминдустрия», которое не сдало налоговую отчетность за рассматриваемый в деле период.

Таким образом, суть претензий налоговиков свелась к тому, что НДС нельзя учесть, т.к. в цепочке поставок есть «темные пятна», где этот НДС не платился.

Налогоплательщик сумел доказать, что посредникам, оказывающим услуги транспортировки силами третьих лиц, нет необходимости иметь собственный транспорт.

Должную осмотрительность подтвердило и то, что сделка заключалась лично генеральными директорами, были представлены копии учредительных и регистрационных документов. Кроме того, налогоплательщик предоставил отчеты по компаниям из системы СПАРК, подтверждающие  существование этих организаций.

За третьих лиц, связь с которыми не доказана, налогоплательщик нести ответственность не должен. Не может он отвечать и за то, что кто-то другой не платит налоги.

Выводы и немного рекламы

В последнее время налоговые проверяющие активно изучают бухотчетность сомнительных компаний, чтобы доказать фиктивность заключаемых ими сделок. В частности, инспекторы обращают внимание на такие показатели, как «Основные средства», «Дебиторская задолженность»;  «Управленческие расходы», «Себестоимость продаж»; «Поступления от продажи продукции, товаров, работ и услуг» и т.д.  

Логика тут понятна: если у предприятия нет, например, активов, необходимых для ведения деятельности, расходов на персонал, расходов на аренду, то и реальной деятельности оно осуществлять не может.

Однако налоговая служба не может требовать от налогоплательщика знать то, что вне его возможностей.  И система типа СПАРКа тут может быть  полезна тем, что собирает абсолютно всю доступную информацию о юридических лицах из всех источников, а также дает возможность следить за всеми изменениями.  Все остальное – это уже налоговая или банковская тайна.

Источник: Клерк.Ру

Подписаться на рассылку о новых статьях